radomyshl.com Радомышль
 
20 серпня 2012
-

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Правду говорят: с годами плохое забывается, а в памяти остается только хорошее. Так и наши герои: да, испытали на себе все тяготы Великой Отечественной, зато встретили в те горячие годы свою любовь. А это, говорят, самое главное человеческое счастье.

"Вызываю огонь на себя!"

Стихотворение с таким названием будто написано о ветеранах из Полтавы Татьяне и Виталии Стекольниковых. Познакомились на вой­не, вместе освобождали Украину, Румынию и Чехословакию. А когда перед Татьяной стоял выбор - сдаваться в плен немцам или погибнуть от пуль мужа, она выбрала второе. Но судьба ее уберегла и подарила 67 лет жизни с любимым.

Радистка Татьяна и артиллерист Виталий вместе служили в 8-й воздушно-десантной дивизии и влюбились друг в друга с первого взгляда. Глядя на голубков, первым не выдержал командир полка: "Сколько же вы будете свиданничать? Завтра выдам приказ о браке". В перерыве между боями фронтовики отпраздновали помолвку Тани и Виталия. Только солдаты подняли бокалы, в окно старенькой сельской хаты влетела шальная пуля и просвистела аккурат между головами новобрачных.

- Теперь точно будете жить долго и счастливо! - подбодрил растерявшихся молодоженов находчивый командир.

Еще не раз на войне они будут вспоминать те слова. Но самым серьезным испытанием судьбы стало форсирование Днепра. Татьяна вместе с несколькими бойцами переправились на противоположный берег и попали в окружение. И тут радистка передает мужу по рации приказ командира: "Беру огонь на себя!" Сдаваться в плен никто не хотел - лучше попасть под обстрел вместе с врагом. Трудно представить, что чувствовал Виталий, направляя дуло орудия туда, где находилась его Таня.

- Немцы, слава Богу, отступили, а Виталий, как только переправился через Днепр, ринулся меня искать. Не знаю, как так вышло, но у меня - ни царапины. Это был самый счастливый день в нашей жизни! - смахивает слезинку пенсионерка.

Стекольниковы прошли бок о бок всю войну. Вырастили двоих сыновей. 67 лет прожили душа в душу. "Идеальная семья, всюду вместе", - говорили знакомые, видя эту счастливую пару. Вместе они были, когда умер Виталий: стало плохо во время прогулки. Без любимого Татьяна Николаевна жить не умеет, поэтому переехала в Россию к сыновьям - нянчить внуков и правнуков.

 

Война забрала первую любовь и подарила настоящую

20-летняя Шурочка из села Головач о начале войны узнала от своего любимого Ивана. Тогда на Полтавщине порохом еще не пахло, а он написал девушке о своих первых подвигах в боях.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Александра Петровна каждое утро целует портрет мужа, которого не стало 14 лет назад.

- Я знала Ваню с детства, очень любила. Обещала дождаться из армии, - вспоминает Александра Гнедаш, которой сейчас 91 год. - Первое письмо с фронта перечитывала каждый день. Как сейчас помню строки: "Жди меня. Я обязательно вернусь".

Дорогой треугольник хранила у сердца, будто пыталась защитить от пуль любимого. Но не уберегла. Весточек с фронта больше не было. В селе ходили слухи, будто немцы уничтожили всех солдат из части Ивана. Но ведь и похоронку не прислали, поэтому Шурочка продолжала ждать.

А вскоре немцы отправили ее в Германию на работы. Шурочка попала на ферму в небольшой поселок Автемарк. Хозяева были добры к ней, но молодая немка начала ревновать своего 45-летнего мужа к красавице-украинке. И тогда девушка пошла на хитрость. Во время еженедельной регистрации в местной управе стала строить глазки 24-летнему пленному парашютисту Федору из Ставрополья.

- Никакой симпатии не было - один расчет. Когда Федя начал за мной ухаживать, хозяйка перестала закатывать истерики мужу, - улыбается Александра Петровна.

Федор знал, что сердце Шурочки занято. Но сам не заметил, как влюбился. Стал еще активнее ухаживать, надеясь на взаимность. И добился своего. А когда Шурочка почувствовала, что под сердцем зарождается новая жизнь, совсем по-другому взглянула на Федора.

- Я поняла, что это и есть настоящая любовь. У нас не было романтики, подарков и свиданий до рассвета - время неподходящее. Зато были уважение и доверие. В 1944-м там, в Германии, у нас родилась дочь Валя. И тогда я окончательно поняла, что хочу прожить с Федей всю жизнь.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Такой Шурочка была в молодости.

Немецкие хозяева предлагали новоиспеченному семейству после войны остаться в Автемарке - так привязались. Но Александра рвалась домой. А вскоре судьба забросила молодых на Кубань, где они наконец расписались. Шурочка, имея всего семь классов образования, высшие науки постигала на практике. Работала бухгалтером в больнице, на заводе, помогала мужу в агрономии, выращивала виноград.

- Было очень трудно. Но без Фединой поддержки я бы ничего в жизни не достигла. Больше 50 лет мы прожили душа в душу, - вздыхает пенсионерка.

Федора не стало 14 лет назад. Но Александра Петровна до сих пор каждое утро целует его портрет. И отказывает всем местным вдовцам, которые до сих пор ходят к ней свататься. Еще бы: в свои 90 она следит за фигурой, питанием, на огороде тяпкой машет - будь здоров!

 

Братская любовь

Выходить замуж за Ивана Александра не хотела: не любила. Всю свадьбу проплакала. Но, как говорится, стерпится - слюбится, и со временем семейная жизнь у них наладилась, родилась дочка Галина.

Когда началась война, Иван вместе с двоюродным братом Алексеем в числе первых отправились на фронт. Через год Александра получила похоронку на мужа. А вот Алексей оказался удачливее - прошел всю войну.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Алексей и Александра вырастили троих детей и оба умерли в 83 года.

Вернувшись домой, Алексей стал заботиться о жене и дочурке своего брата, а через несколько месяцев они стали настоящей семьей. На этот раз Александра выходила замуж совсем в другом настроении - Алексея она искренне полюбила. А позже родила ему двоих сыновей.

Последние лет 10 Алексей Тарасович сильно болел и почти не вставал. Жена самоотверженно за ним ухаживала: носила на себе, мыла, читала газеты… Когда ветерана не стало, дети забрали бабушку в Киев. А когда она умерла - кстати, в те же 83 года, что и ее любимый, - отвезли в село и похоронили рядом с мужем.

Парашютист с протезом и в 90 лет посвящает жене прыжки

Десантник Алексей Михеев, оставшийся без ноги после Сталинградской битвы, женился на разведчице Прасковье сразу после Победы. Сейчас им по 90. Живут в небольшом городке Докучаевск под Донецком. Воспитывают троих внуков, и каждый день гуляют по парку, держась за руки. Такая вот почти сказочная картинка простого человеческого счастья. Правда, счастья с непростой историей.

Оба родились и выросли в рыболовецкой деревне Взвад, что на берегу озера Ильмень (Новгородская область). Алексей - заядлый рыбак. Прасковья - отличница, активистка. В том, что будут вместе всегда, они никогда не сомневались.

- И вдруг - война. Меня в десант забрали и сразу бросили в Сталинград. В первом же бою получил ранение в спину. Подлечился, вернулся в строй. И - снова ранение, в ногу. Началась гангрена, пришлось ампутировать. Мне был 21 год, - вспоминает Алексей Михеев.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Три года назад Алексей Михеев установил рекорд Европы - в возрасте 87 лет прыгнул с парашютом. Прыжок посвятил любимой жене Прасковье.

 

Но увечье не помешало ветерану полноценно жить. После Победы вернулся в родную деревню, разыскал Прасковью - аж в Ленинграде. Она прошла войну разведчицей, тоже получила тяжелые ранения. Врачи настояли на смене климата, и молодая семья перебралась на юго-восток Украины, где прожили 60 лет, вырастили сына и дочь.

Алексей Николаевич - мастер на все руки, всю жизнь проработал в больнице. Сначала столяром, а потом рентген-техником. Выйдя на пенсию, занялся любимым делом - пишет картины и стихи, лепит из гипса, катается на велосипеде по 50 км в день, плавает в бассейне и каждый день тренируется, чтобы в очередной раз сигануть с парашютом.

- Я же рекорд Европы поставил - в 87 лет прыгнул! Правда, с инструктором. Теперь мне 90, и я мечтаю повторить прыжок, но уже в одиночку, - говорит Алексей Михеев.

К слову, тот рекордный прыжок надолго остался в памяти у донецких экстремалов. Приземлившись, Алексей Николаевич сразу подошел к Прасковье Петровне и громко, на весь аэродром прочитал стихотворение Цветаевой. Естественно, о любви. "Вот она, вечная любовь", - шептали спортсмены-парашютисты, а некоторые тайком смахивали слезы.

 

Комиссар спас актрису от шпионажа и стал любовью всей жизни

Об удивительной истории любви своих родителей - очень короткой, но яркой - нам рассказала киновед из Днепропетровска Ирина ФОМИНА.

- Мама в совершенстве знала немецкий язык благодаря бабушке, которая до революции работала гувернанткой в Германии, - рассказывает Ирина Александровна. - Однажды ее вызвали в штаб округа (мама работала медсестрой в госпитале) и сказали, что собираются отправить к немцам, чтобы добывала нужные сведения. Стать шпионкой - значит обречь себя на смерть. Но и отказываться от почетной миссии разведчицы тоже было невозможно.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Людмила очень любила Александра (на фото справа), от которого родила дочь, но разрушать его семью не захотела.

Людмила решила просить о помощи своего знакомого - комиссара батальона Александра Фомина, который был на 20 лет ее старше. Отношения у них были исключительно дружеские, но Люся решила притвориться его походно-полевой женой. И когда пришло время давать ответ штабу, она сказала, что должна посоветоваться со своим другом - Александром Фоминым. Ей не поверили, и тут же позвонили комиссару: мол, артисточка Люся Перепелица - твоя ППЖ? На что комиссар парировал: "Отбить хотите? Не вый­дет! Я своих женщин никому не отдаю!" Так он спас Людмилу от почетной роли советской шпионки.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

Уже когда девушка вернулась домой в Днепропетровск, узнала, что Александр пропал без вести. А через пару лет, уже после войны, после спектакля ей передали цветы от Фомина и просьбу о встрече. Оказалось, он жив, вернулся к своей семьей, которой обзавелся еще до войны. Люда долго не решалась на свидание, но однажды взяла и приехала к нему в Москву. Александр в то время был уже крупной шишкой - директором завода. У них была всего одна ночь, а на утро Людмила, которая не хотела разрушать семью, уехала, еще не зная, что забеременела.

Ирина Александровна рассказывает, что к ее маме не раз сватались мужчины, но ни с одним у нее так ничего и не сложилось. Ведь любила она до конца жизни только Александра Фомина. Зато сама Ирина, когда выросла, отыскала отца, подружилась с его семьей и поддерживает теплые отношения со сводными братом и сестрой.

 

Был еще случай

Из-за страсти к житомирянке Оле немцы хотели сжечь все село

Бывали на войне случаи и романтически-трагические. Верующие жители городка Радомышль (Житомирская область) хорошо помнят бабу Олю. Много лет одинокая старушка в черномплатке каждое воскресенье, в праздники, в дождь и стужу, шла пешком в Свято-Николаевскую церковь. Она ни с кем не заговаривала - молча молилась и часто плакала: словно просила у Бога прощения за какие-то страшные грехи. Уже после смерти старушки историю ее греха и покаяния узнал местный краевед Александр Пирогов.

- О девушке Оле из села Глухов, что неподалеку от Радомышля, многие судачили, - рассказывает он. - Ладная, пышная красавица крутила романы со многими вояками Вермахта, оккупировавших город. Олин отец был полицаем, так что дочку родные не осуждали.

Военно-полевой роман. На всю жизнь

В этой Свято-Николаевской церкви баба Оля много лет вымаливала у Бога прощение за легкомыслие и предательство.

 

Как-то немцы устроили в городе гуляния в честь для рождения Гитлера: раздавали еду, крутили фильмы… Двое, выпив для храбрости, поехали на мотоцикле в Глухов к Оле. Что произошло в ту ночь, точно не знает никто. Но ухажеры под утро устроили из-за красавицы дуэль! Выстрелы грянули синхронно, и оба упали замертво.

Испугавшись, Оля убежала домой, а ее отец, обнаружив в саду трупы, позвонил начальнику немцев в Радомышль. Правду сказать не решился - придумал историю о том, как ночью в село нагрянули партизаны. Разъяренные немцы в Глухове собрали жителей и объявили: если не выдадут партизан, расстреляют всех.

Оля и ее отец упорно молчали. От гнева немцев село спас старожил дед Иван. Упав на колени перед офицером, он рассказал про дуэль. К счастью, немцы ему поверили и все глуховцы остались живы.

Но для Ольги та история стала роковой. После войны она несколько раз выходила замуж, но так и не была счастлива, детей не родила. А на старости жила сама, ни с кем не общалась до самой смерти…

Кстати, несколько лет назад в Радомышль приезжали немцы и нашли захоронение своего солдата прямо у Свято-Николаевской церкви, под лавочкой. А когда люди вспомнили, что именно на этой лавочке любила посидеть баба Оля, тут же сложили легенду: дескать, именно там были похоронены дуэлянты, а Ольга приходила к ним просить прощения за то, что их погубила.

 

Алла КОНИК , Олеся КУЧЕРЕНКО , Владислава МИКОЛЮК , Александр ЖУКОВ, Маргарита ЧИМИРИС. — 22.06.2012

Комсомольская правда

Олександр Пирогов

м.Радомишль

березень 2012р

096 012 04 80

04132 4 45 68


Увага!
Редакція сайту не несе відповідальності за висловлювання користувачів сайту, залишені ними у коментарях.
За зміст коментаря відповідає його автор.